ГлавнаяНовости → Вперед, в прошлое!

Вперед, в прошлое!

5 июня 2013 | Автор: | Комментариев нет »

или Размышления о жизни и смерти английского автопрома и белорусской шляхты на заднем сиденье MG 750
- Это была совсем другая страна, – с грустью говорит Александр ВАРЫКИШ, директор фонда “Страна замков”, поглядывая в окно с серыми глыбами современного Минска. Каждая эпоха оставляет свои следы.

Нашу запомнят по ледовым дворцам и “шайбам” спортивных арен.
Мы отправляемся на поиски следов другой, аристократичной Беларуси.

У нас нет фраков, бабочки тоже остались дома. Зато по щербатому весеннему асфальту шлепают шины длиннобазного MG 750, руки гладят натуральное дерево руля, а под капотом приглушенно ворчит V-образная 2,5-литровая “шестерка”.

Englishman in Minsk never run – спокойствие, только спокойствие, ведь дорожники постарались, чтобы путешествие во времени было максимально достоверным. Что булыжная мостовая 200 лет назад, что улицы столицы в 2010-м – уровень комфорта один и тот же.

Это вина не только людей в оранжевых робах, но и разработчиков подвески. MG не только аристократичный – спортивный бренд.

Поэтому, несмотря на “длиннобазность”, шасси по-спортивному “зажато”. Но 183 л.с. даже на 1600 кг снаряженной массы достаточно.

Главное – держать стрелку тахометра выше 4000 об/мин, и “750-ка” серебряной стрелой прошивает промозглую унылость Минска, вырываясь на молодечненскую трассу.
- Это главный автобан “старажытнай Беларусi”, старая дорога на Вильнюс, тогдашнюю столицу белорусов. А Минск – Минск 200 лет назад был заштатным городом и был интересен “литовскими крокодилами”.

Внимательно поглядывая в зеркало заднего вида, чтобы запомнить, как выглядят сумасшедшие, я слышу, что прямо в центре Минска, в болотах, водились огромные ящерицы длиной до полуметра. Многие держали их в домах вместо котов, а иностранцы называли “литовскими крокодилами”.

Хотите – верьте, хотите – нет. Можно уточнить эту историю в придорожной корчме, но трасса на Молодечно, как и многие другие, общепитом небогата.

Остается наслаждаться заснеженным “краявiдам” и, порыкивая мотором, обгонять попутных. Ведут они себя при этом на редкость интеллигентно: съезжают на обочину, позволяя разъехаться со “встречкой”.
- Гены!

Ведь большинство жителей Беларуси – выходцы из деревень, а ведут себя интеллигентнее некоторых соседей. Откуда это?

Из прошлого, когда шляхты, местных аристократов, было 10-13 процентов населения. Столько же – только в Испании.

В остальных странах Европы аристократов было меньше – около 2 процентов. А у нас в каждой деревне цитировали Цицерона…

Согласно заветам Цицерона, салютуя вежливому брату белорусу “аварийкой”, продолжаем марш-бросок в историю страны. И кажется: в соседних “дилижансах” не парни в шапковых ондатрах, а с саблями герои.

Пусть, как и тогда, “Белвеста” “лапти” на ногах, зато порода.
Которую не скрыть надписью “Made in China” на MG 750.

Английский джентльмен прописку поменял и принял подданство Поднебесной. Но по ощущениям “750-ка” – стопроцентно английский автомобиль.

Я узнаю его в легком и чуть-чуть “пустом” руле. В диванчиках сидений без ярко выраженной боковой поддержки.

В неспешности характера езды. MG спешит не торопясь, суетиться за рулем можно, но не нужно.

Японский “автомат” Aisin надежен, но нетороплив. “Низов” мотора мало, поэтому желание мчать и превышать отсутствует напрочь. Значит, можно слушать.
- Наши аристократы не сразу стали называться шляхтой.

Сначала их звали бояре – от слова “бой”. Это воины, самые приближенные к князю люди. После XV века их на польский манер начали называть шляхтой.

Стать аристократом можно было только за военные заслуги, и следующие два поколения новой шляхты были сильно ограничены в правах. Формально каждый шляхтич был равен королю, а при желании шляхта могла устроить так называемый “рокош” и свергнуть короля.

Наконец, у шляхтича было право на ношение оружия и много других привилегий…
Деревенские аристократы
- Прывiтанне вашамосцi!

О, якi жалезны конь у вас адмысловы, сам iмчыць i есцi не просiць! – в Плебани нас встречал настоящий шляхтич из театрального представления о сватовстве аристократа к своей любимой.
- Як вы там у сваiм Мiнску? Ад ленi не гнуцца каленi?

Пока Александр занят с коллегой словесной перепалкой, мы с легким разочарованием наблюдаем жилище шляхтича – обычная деревенская хата, ничего особенного. Естественно, когда 10 процентов страны принадлежит к высшему свету, на всех замков не хватит.

Поэтому в XVIII-XIX веках наш шляхтич, как правило, был малоземельным. Одна-две-три деревни, у многих просто маленький кусочек земли.

Действительно богатых среди шляхты было мало, поэтому иногда можно было увидеть телегу, груженную навозом, из которого гордо торчала сабля.
Но это крайний случай.

И по-любому образование входило в обязательную программу жизни шляхтича. Латынь и точные науки, умение слагать стихи.

Поэтому “In vino veritas!” доносится из сельпо Плебани. “Аднавяскoўцы” на входе пьют стоя за Range Rover. Если бы не войны и наша неудачная география, они бы виски со льдом, греясь у камина.

Ведь деньги были.
“Ужин начался с устриц, которые специально привезли почтой из Гамбурга!” – эхом воспоминаний мемуаристов.
Так ужинали не в городах, а в деревнях.

Наш шляхтич в город ни ногой – только по делу. Ремесленничеством и торговлей шляхте заниматься запрещено – они воины, белая кость, аристократы.

Поэтому, если деньги позволяют, образование и развлечения, пока не объявлена война. О войне сегодня радио молчит, поэтому смело за полированное дерево держись, шофер.

Едем свататься к прекрасной Дульсинее. MG для свадьбы в самый раз: благодаря удлиненной базе из него получился хороший свадебный лимузин.

Запас пространства для задних пассажиров – поместишься и с саблей, и в фате.
А сколько у нас мушкетов и фужеров?

Задним пассажирам MG 750 не хватает только бара. Еле слышно поскрипывает на сиденьях кожа, мы едем в имение Огинских.

Под комментарий Александра за окном мелькает Молодечно:
- Заметили название улицы? “Вялiкi гасцiнец” – это напоминание о средневековом автобане на Вильнюс.
Чем дальше за Молодечно, тем леса больше и обочины темнее.

Немудрено: отсюда до Сморгони одним прыжком MG подать. А Сморгонь знаменита медвежьей академией, где косолапых учили танцевать.
- Учили просто.

Яма, железный настил, медведь стоит на нем, огонь подносят, играет музыка – и медведь на горячем железе начинает “танцевать”.
Может быть, был смысл раскаленным железом научить китайцев делать тормоза?

Ведь при всей аристократичности и романтичности образа у MG 750 отвратительные тормоза. В городском режиме еще куда ни шло, но несколько торможений со 140-150 км/ч – и голова покрывается благородной сединой.

Кто познал тормоза MG, тот никуда не спешит.
При переносе производства из Англии в Китай потерялся состав оригинальных дисков и колодок.

Разруха Северных Афин
Хотя мы потеряли больше – так думаешь, разглядывая развалины усадьбы Огинских. Они – остатки совсем другой страны.

В ней человек, сабля которого торчала в навозе, формально был равен королю. Вся власть – в руках у шляхты, все решения, законы – на сеймах, общих собраниях.

Демократия, которой в современном мире нет, – это право liberum veto. Право единодушного принятия решений.

Если хоть один человек был против, решение блокировалось, не принималось. Излишняя свобода и поставила крест на аристократах Беларуси.

Из воинов шляхта превратилась в гуляк и выпивох – эй, а все ли знают, что Audi сейчас на самом деле лучше Jaguar? Как мы тогда, так англичане now находятся в странной спячке, почили на лаврах.

Их автопрому сейчас наш XVIII век – время, когда тонула наша Атлантида.
Она была прекрасна – об этом говорят развалины имения Огинских.
- Здесь была оранжерея…

Летом апельсиновые деревья выносили на воздух. Зимой их, конечно, прятали, – рассказывает экскурсовод, а верится с трудом.

Обшарпанный кирпич и остатки парков – вот и все, что осталось потомкам. И так по всей стране: около 30 частных театров, огромные библиотеки, музеи, сотни мелких мануфактур – все стало дымом.

Сейчас Залесье, где жили Огинские, – типичный агрогородок спивающихся трактористов. А 200 лет назад жена Огинского переехала сюда из Венеции, гуляла английским и французским парками, природой и архитектурой восхищаясь.

Жан-Жак Руссо всерьез думал переехать в Беларусь – дышать воздухом свободы.
“Няма таго”, а полонез Огинского остался.
В нем – прощание “з Радзiмай”.
Он как прощание с MG.

Что с того, что на стене усадьбы квадратный метр Огинских родовода? Все прахом. Так же, как и традиции MG.

Модель 750 – последняя из могикан, в которой узнаются поколения “британцев”.
Сто лет назад тишиной моторов отличались “серебряные призраки” Rolls-Royce.

И 2.5 V6 под капотом MG тише церковной мыши. Я помню чудное мгновенье, когда передо мной появился Jaguar.

Приземистый силуэт XJ начала 80-х до сих пор с женским телом спорит красотой. Перевожу глаза с застывшей музыки дворца Огинских на body MG 750 – и в пропорциях узнаю английский автопром.

Но Огинских, как и MG английских, уже не будет. Ведь новая модель, 550, выглядит совсем иначе.

В ней, как и в белорусах, аристократа нужно наждачкой оттирать. Выглядит по-азиатски, и только за рулем, в настройках шасси, реакциях на руль “британца” ты узнаешь.

Что дальше? Сплошная азиатчина – достаточно взглянуть на перспективные разработки товарищей китайцев.
Сильнейший побеждает.
А слабый умирает.

Хотя белорусские аристократы сдались не сразу.
Белорусы-террористы?

Очередной хутор – шляхта агрогородков не признавала – мы в Кушлянах, усадьбе Франтишка Богушевича, писателя и представителя аристократов. Белорусы толерантны и покорны?

Тогда почему стены музея напоминают Терминатора жилище? Для Российской империи Беларусь тогда была своеобразной Чечней: сплошные восстания, инициаторами которых выступала шляхта.

И, глядя на экспозицию музея, вдруг понимаешь: воевали все. Поэтому в музее представлена оружием коса.

Ею пользовались “косинеры” – повстанцы, которым не хватило сабли и мушкета, переделывали косу. 1812-й, 1831-й, 1863-й – три крупные волны сопротивления, а мелких не сосчитать.

10% населения официально носят оружие, очень недовольны вхождением в состав, образованны, инициативны – поэтому страна напоминала бочку с порохом. И товарищ Богушевич по современным меркам – террорист.

Участвовал в восстании, бежал, писал “революционную” литературу. И зафиксировал, что за сто лет восстаний “взрываться” у нас стало некому.

Кого повесили, кто уехал сам. И в век XX белорус вступил паном сохи и косы, позабыв все точные науки, напрасно пытаясь спутник запустить.

По-другому в мясорубке войн и революций мы выжить не смогли.
Как не смог выжить и MG.
Он тоже огрубел.

Где непосредственный впрыск, “гибриды”? Все технологии – по инерции, с середины 90-х.

Впрочем, сейчас проще жить бульдозеристом, чем аристократом. Плюс бесплатная солярка. И новыми технологиями пусть пользуется Европа, а нам чем проще,тем лучше.

И вообще, жениться едем. Вспоминая, что каждый шляхтич умел буквы в “вершы” рифмовать.
- О MG!
Великий китайский дракон…

Happy end
Я за рулем и четко понимаю, что нынешний Passat обыгрывает “750-ку” во все ворота: он лучше. Лучше всем – и без обсуждения.

Корейский Magentis в сравнении с MG бледнеть не будет. И, руку на сердце, в очной ставке “750-ка” проиграет.

Но мне плевать. За два дня в пока еще английском седле я смог прочувствовать атмосферу, весь смысл британского аристократизма.
“Салому еш, а гонар трымай” – так говорили наши предки, с таким посылом и Англия живет.

Все знают, что Toyota выносливее Land Rover. А Jaguar должно быть два: чтобы было на чем ездить, пока один стоит в ремонте.

Все знают. Но только английский автомобиль даст столько уверенности в себе.

Такие вещи выдавливают из тебя раба, поэтому для нас полезны. Уверенности в себе нам не хватает.

Отставить лапти, соломенные стрехи и плуги – пора отстраивать новый национальный стержень, без партизанских песен у костра. Заниматься тем, чем заняты китайцы, скупающие весь интеллект Земли.

Куда ушли все наработки Rover? А Volvo кому принадлежит?

Китайцы из большой мозолистой руки постепенно превращаются в интеллект, в то время как в одной стране отвертками подкручивают Samand и вешают наклейки “Горизонт” чужим товарам.
А это все ведь изнутри.

От всего того, что окружает. “Убитый” дизельный Passat, бесплатная солярка и безопасная коса. Нам бы чуть-чуть в себя поверить, краповые береты на плакатах поменять и вектор моды изменить – успеем ли, пока окончательно мускулами не станем?

Ведь говорят, скоро “китайцев” будем собирать…
Впрочем, что грустить?
- Каб шабля не брала, каб куля мiнала i каб дзяўчына кахала! – шляхетский тост выводит из задумчивости гостя.

И пусть стаканчики пластмасса и в них не мед хмельной, я встану – выпью.
Выпью за то, что у каждого народа должны быть идеалы, заложенные прошлым.

Выпью за то, что гордость англичанина – все созданное предками, владычество морей и уникальный V12 Jaguar. Выпью за то, что при желании интеллект можно купить, что показали китайцы нам с MG.

Выпью за то, что кроме “чаркi i шкваркi” у моего народа была латынь, победы, гордость и осанка.
Дай бог, чтобы он начал этим гордиться.

Как англичане гордятся тем, что придумали MG.
И как китайцы – тем, что его купили.
“Слова шляхцiца не дым” – верность данному слову всегда была признаком аристократа, не были исключением и белорусы.

Достаточно было выйти в общественное место, три раза крикнуть: “Згода! Згода! Згода!” – и назад дороги не было.

Если шляхтич не держал свое слово, он мог совершить самоубийство, “упасть на саблю”.
Беларусь для белорусов?

200 лет назад наша страна была Вавилоном – так говорила российская императрица Екатерина. Евреи, поляки, татары, белорусы, балты, странствующие иностранцы.

И такое же разнообразие языков: существовала даже “кухонная латынь” – специальный диалект латыни для простых людей. Когда Екатерина II в 1780 г. проезжала через Беларусь, в Полоцке ее приветствовали стихами на французском, немецком, итальянском и греческом языках.

Но чаще использовали польский, еврейский, латинский и белорусский.
“Золотые шляхетские вольности” – это прежде всего право обладать землей и крепостными селянами. У шляхты было право “неприкасаемости жилья”, земли освобождались от налогов, а товары – от пошлин.

Только шляхта имела право занимать государственные должности и гнать и продавать водку. Но торговать и заниматься ремеслом строго запрещалось – за это аристократ терял шляхетство.

Белорусская и литовская шляхта выводила свой род от легендарного римского патриция Полемона, чем очень гордилась, подчеркивая свою родовитость по сравнению с польскими или российскими аристократами. Хоть шляхта и была почти закрытым сословием, при большом желании и огромном старании шляхетство можно было купить.

Поэтому по стране ходила “Книга хамов”, где перечислялись лжешляхтичи.
Белорусский Дракула
О приключениях одного из последних Радзивиллов, Пане Коханку, знают все: и катания летом по соли в санях, запряженных медведями, и заезды в театр на лошади, и соревнования по количеству выпитого спиртного.

Но кроме Мюнхгаузена был в истории Беларуси и свой Дракула – Мартин Радзивилл. У себя в усадьбе он завел целый гарем из наложниц.

Детей от них убивал, а на “закате” карьеры занялся поиском секрета вечной жизни – естественно, с кровью девственниц.
Дмитрий НОВИЦКИЙ, фото Глеба МАЛОФЕЕВА.

Автомобиль для тест-драйва предоставлен официальным дилером MG в Республике Беларусь ООО “Автостиль”. Редакция выражает признательность фонду “Страна замков” за помощь в подготовке материала.

Метки записи:

,

Здесь вы можете написать комментарий к записи "Вперед, в прошлое!"

* Текст комментария
* Обязательные для заполнения поля

Внимание: все отзывы проходят модерацию.

- pipe-etk.ru.